«Они сделали это!»

Май 25, 2011 Комментариев: 0 от

ЛИХАЧЕВА: 9:05 в столице. Доброе утро, вы слушаете 'Финам FM'. Меня зовут Елена Лихачева, здравствуйте. У нас, у нашей радиостанции,естественно, есть сайт: www.finam.fm. Там есть раздел 'Программы', и там вы найдете страницу нашей программы, программы 'Они сделали это!'

Для начала статистика: за последние 24 часа наибольший интерес по количеству просмотров, скачиваний вызвали следующие гости нашей программы. Жанна Гладкова – очень интересная женщина, такая харизматичная, благоухающая, она парфюмер, один из самых известных, если не самый известный, парфюмер у нас здесь в России. Она, по ее собственным словам – и это подтверждено – делала даже индивидуальный парфюм для Владимира Путина. Далее, Николай Прянишников – президент "Microsoft в России". И два последних интервью – это Максим Викторов, известный предприниматель в определенных узких кругах, но мы его пригласили для того, чтобы поговорить о скрипках: он владелец уникальной коллекции скрипок, которые хранятся здесь в России. Он также учредитель конкурса скрипичного искусства имени Паганини – действительно очень интересное интервью, советую почитать. И Александр Коновалов – человек, который в свое время сделал проект "Эдельстар" вместе с Довганем, потом вышел из этого проекта и учредил фермерское хозяйство "Экоферма Коновалово". Тоже советую почитать. Эти и многие другие интервью с представителями бизнеса и интеллектуальной элиты России можно почитать у нас на сайте, еще раз напомню его адрес: www.finam.fm. Можно комментировать высказывания гостей, можно задавать вопросы – в первую очередь, нашему сегодняшнему гостю. Кто у нас сегодня в гостях, узнаем через пару секунд.

"Это был новый проект, который я создавал сам под себя и по своему вкусу. Бог дал, что собралась приличная команда. Дело пошло быстро и, самое главное, правильно – как я хотел, все получилось". Это о последнем проекте высказался наш сегодняшний герой, правда это его не единственный проект – мы поговорим и о последнем проекте, и о предыдущем также. Денис, доброе утро.

БЕРЛЕВ: Доброе утро.

ЛИХАЧЕВА: Ну, давайте сначала услышим рубрику "Статус", потом начнем программу.

Статус: Денис Берлев – управляющий партнер компаний "City Catering" и "Cantina City".

Как это делалось: Окончил Московский государственный университет управления по специальности "менеджер высшей квалификации". Начинал карьеру в качестве метрдотеля в гостинице "Метрополь". Был заместителем управляющего ресторана в гостинице "Аврора Люкс Марриотт Ройал". Работал менеджером отдела банкетных продаж, позже – директором по продажам в ресторанном комплексе "Царев Сад". В 2001 году создал банкетную службу "Улей кейтеринг". Через год основал выездной ресторан "Ирис Премиум". В 2004 году создал сеть корпоративных столовых в бизнес-центрах класса "А" и "Б" "Cantina City". В 2005 году – банкетную службу "City Catering". Увлекается плаванием и йогой.

ЛИХАЧЕВА: Денис, огромное спасибо за то, что к нам сегодня приехали. Давайте начнем рассказ о вашей биографии с того момента, когда вы перестали быть наемным менеджером и стали делать что-то свое – с партнерами или один. В каком году это произошло? Вот самое-самое первое свободное, собственное плавание.

БЕРЛЕВ: Свободное собственное плавание произошло, собственно, в рамках последнего проекта – это сеть корпоративных столовых "Cantina City" и позднее созданная банкетная служба "City Catering". Этот проект мы сделали с моими работодателями по прошлой работе – это ресторан "Улей" и банкетная служба "Улей кейтеринг".

ЛИХАЧЕВА: Где вы были наемным менеджером.

БЕРЛЕВ: Я был наемным менеджером, а позднее получил определенную долю компании за достижение результатов.

ЛИХАЧЕВА: Вот что бы вы посоветовали молодым людям, которые часто спрашивают: "Может быть, мне сначала набраться опыта в своей профессии, поработать сначала наемным, как-то посмотреть, смогу ли я потом свое что-то или нет? Или сразу основывать что-то свое?" Вот как вы думаете сейчас уже?

БЕРЛЕВ: Однозначно нужно поработать наемным сотрудником, однозначно. То есть я не верю в то, что есть какой-то вуз, где можно придти и научиться всему сразу, особенно в нашей отрасли – это практически невозможно, во-первых. Во-вторых, надо делать это на какие-то деньги. У кого-то, конечно, есть состоятельные родители – но это почти наверняка потерять папин капитал, во-первых. Во-вторых, как мне кажется, все-таки очень важно почувствовать, вообще твое ли это. Потому что когда ты наемный сотрудник – ты пришел, отработал и ушел. Уволился, в конце концов – максимум две недели отработал. Если у тебя компания – ты отвечаешь за людей, за деньги, за клиентов, за очень многие вещи, про которые не думаешь, будучи наемным сотрудником. Это однозначно разные стороны баррикад. До этого нужно, конечно, немножко дозреть.

ЛИХАЧЕВА: Когда вы решались пойти в свободное плавание, у вас не было такого периода сомнений, каких-то угрызений, опасений? Многие об этом рассказывают – люди, которые действительно сначала набирались опыта, будучи наемным менеджером, а потом вот, чувствуют, что все уже, переросли, но решиться на что-то другое очень сложно, даже где-то страшно. Потому что привычки нет. Опыт вроде как есть, но именно этот опыт и начинает сдерживать, потому что начинаешь понимать ясную картину, ну хотя бы в какой-то степени. То есть как ты можешь попасть, как может произойти, как может повернуться ситуация часто одним местом к тебе. И страшно становится. И многие тормозят на этом этапе. У вас такого не было?

БЕРЛЕВ: У меня такого не было, потому что мне очень повезло с партнерами. То есть у меня два основных партнера по бизнесу – это Олег Бордеев, основатель ресторана "Улей" и банкетной службы "Улей кейтеринг", основной владелец. И Пол Брайан. Олег в этом бизнесе порядка 20 лет, у него очень серьезный опыт работы в индустрии гостеприимства, он участвовал в открытии 50 с лишним ресторанов, больше 15 гостиниц. В общем, если бы я сам должен был принимать какие-то решения, в одиночку, то наверняка бы я принял большую часть из них неверно, поскольку тяжело оценить в силу юного возраста и каких-то, возможно, излишних амбиций, трезво оценить риски, трезво понять перспективу, возможности. А взвешенность и жизненный опыт партнеров, конечно, очень помогали. То есть в основном, по сути дела, моя задача была реализовывать совместно принятые решения – это было, конечно, намного проще, чем самому принимать.

ЛИХАЧЕВА: Сколько вам было лет, когда стали делать "Cantina City" вместе с партнерами?

БЕРЛЕВ: 30.

ЛИХАЧЕВА: То есть совсем, можно сказать, юный молодой человек.

БЕРЛЕВ: Я рано начал работать – практически в 16 лет, поэтому к 30 я уже был такой парень со стажем, по сути дела.

ЛИХАЧЕВА: Расскажите нашим слушателям в двух словах, что за компания "Cantina City", на чем она фокусируется, что делает. Может быть, какие-то цифры мы можем озвучить на данный момент?

БЕРЛЕВ: Вообще, исторически, холдинг всегда занимался общественным питанием – в основном, это были стационарные ритейлы, концепции ресторанов, это был модный ресторан. В общем, различные форматы, которые, так или иначе, были ориентированы на широкую публику. И вот один из последних проектов ресторана "Улей" находился в бизнес-центре и так исторически сложилось, что с одной кухней, с одного производства мы работали как обязательное условие и на столовую тоже. И в какой-то моменты – это было начало 2000-х годов, самое зарождение бизнес-центров довольно высокого класса в Москве, – и мы так изучили вопрос и поняли, что это серьезная ниша, серьезный бизнес, есть много иностранных компаний, которые только этим занимаются – миллиардных компаний.

ЛИХАЧЕВА: Корпоративное питание в стационарных столовых, находящихся в бизнес-центрах, да?

БЕРЛЕВ: Да. Ну, на самом деле, кейтеринг делится на несколько категорий, что касается именно ежедневного питания: это есть белые воротнички и синие воротнички, это индустрия. Плюс это больницы, школы, тюрьмы – там, где нужно ежедневное стабильное и профессиональное питание. Рынок огромный, на самом деле. И это, пожалуй, одна из немногих отраслей общественного питания, которая касается всех – наверное, меньше одного процента людей не обедает совсем, а так или иначе это касается действительно всех.

ЛИХАЧЕВА: Давайте, кстати, вот здесь по поводу рынка послушаем цитату вашего коллеги – правда, он несколько старше и, наверное, компания у него крупнее, "КорпусГрупп", они там человек 300 тысяч, что ли, ежедневно кормят, большие у них клиенты. Олег Лобанов – он где-то год назад был у меня в программе, председатель совета директоров как раз компании "КорпусГрупп". Я его тоже спрашивала о том, какая может быть главная проблема этого рынка, и во сколько он этот рынок оценивает. Вот раз уж вы заговорили о рынке, давайте мы попробуем сравнить его мнение с вашим. Давайте сначала послушаем его, потом вы выскажетесь сами.

ЛОБАНОВ: Наверное, главная трудность – наш рынок не оценивается с точки зрения серьезного инвестиционного интереса, он нигде не фигурирует в средствах массовой информации. Хотя, чтоб слушатели представили: рынок питания в мире оценивается в 640 миллиардов долларов. Это цифры Международного банка. Я вчера летел с командировки с товарищем, он мне назвал сумму объема рынка автомобильного: порядка 400 миллиардов. То есть питание все равно больше, если взять по всему миру. Извините, три раза в день, так сказать, вынь да положь.

ЛИХАЧЕВА: Вот такие его оценки. Правда, еще раз повторю, это было около года назад, чуть меньше. Вы бы как оценили этот рынок в цифрах, если есть такая статистика у вас?

БЕРЛЕВ: Я согласен с Олегом. В общем, если вспомнить пирамиду Маслоу, все помнят, что то, чем мы занимаемся, относится к первой ступенечке, от этого никуда не деться, ее не перепрыгнуть. Поэтому он совершенно прав, рынок будет только расти – как рынок продовольствия, так и вообще рынок услуг, связанных с обслуживанием продуктами. Счастье и беда наша с ним, как коллег в этом бизнесе – что в России этот рынок очень underdeveloped, то есть очень мало профессиональных операторов. Мы, кстати, работаем только на рынке Москвы. А если посмотреть чуть-чуть шире, чем в радиус 300 км вокруг Москвы, то там практически рынка нет. Профессиональных бизнес-центров в России вообще практически не существует. То есть это два-три миллионника, где есть по 3-4 бизнес-центра – и все. Поэтому мы для себя поняли, что сфокусированность на московском рынке – для нас это путь развития, который еще на ближайшие 5 лет, как минимум, будет единственно актуальным.

ЛИХАЧЕВА: Вы сфокусировались на Москве, на белых воротничках – бизнес-центрах класса "А" и класса "Б". Ниша ваша понятна. Но я хочу спросить: а все-таки то, что недостаточно профессиональных операторов, недостаточно профессионалов на этом рынке – это все-таки ваше счастье или беда? Непонятно. И второе мой вопрос: когда действительно начнут иметь место быть серьезный рост на этом рынке? Потому что приходят ваши коллеги, они говорят: "Вот сейчас оно должно пойти, будет рост, потому что тут работы много". Как вы говорите, "в регионах совсем ничего не существует, да и в Москве много места, скоро будет все расти". А вот как-то не особенно растет. Вот как-то все топчется на месте.

БЕРЛЕВ: Не соглашусь с вами. Растет – все наши коллеги декларируют рост от 15 до 40% в год. Конечно, часть этого бизнеса перетекает из рук в руки, но в целом однозначно растет, и наша привязка хорошо просматривается от количества задаваемых в эксплуатацию площадей офисных центров. На этот год запланировано, по разным оценкам, около миллиона квадратных метров вводимых площадей. Чтобы было понятно, один сотрудник занимает 10-15 метров, то есть мы говорим про 100 тысяч новых потенциальных клиентов для нас. Это серьезный рост, на самом деле.

ЛИХАЧЕВА: То есть перспективы радужные.

БЕРЛЕВ: Однозначно. Для Москвы – точно. Что касается отсутствия профессионалов – вы знаете, с точки зрения здоровой конкуренции, она, конечно, должна быть. Но отрасль кажется привлекательной людям, которые не занимались именно столовыми, мы в какой-то момент от ресторанов к столовым перешли через консалтинг с серьезными западными ребятами, там, через изучение вопроса. Многие эмоционально принимают решения, и финансовая модель, которая существует в столовой, сильно отличается от ресторана, от какого-то фастфуда. Поэтому эти ребята как бы немножко перекашивают картину рынка и создают у арендодателей, у потребителей несколько неправильную картину.

ЛИХАЧЕВА: Ложное представление и о ценах, и об услугах, да?

БЕРЛЕВ: Да. В качестве такой легкой статистики можно привести, что крупнейшие иностранные ребята декларируют в своей структуре затрат расходы, связанные с арендой, 2% от оборота. В Москве сегодня это порядка 20%.

ЛИХАЧЕВА: В 10 раз больше.

БЕРЛЕВ: В 10 раз больше. Поэтому, конечно, нам намного тяжелее. Нет как бы понимая того, для чего это, от чего это. И связано с тем, что, конечно, ряд девелоперов имеют по 1-2 проекта, что-то строят, в конце задумывают, что хорошо была бы столовая, потому что, оказывается, она нужна арендаторам, а потом сморят, в бизнес-плане у них не было заложено, что столовая не может платить столько, сколько ритейл или офис. Тут ряд вопросов, в общем, которые, конечно, разруливаются, но зачастую так, с потом и с кровью, то есть не легко. Рынок не зрелый, так можно сказать.

ЛИХАЧЕВА: То есть, он пока еще абсолютно не зрелый, перспективы у него огромные.

БЕРЛЕВ: Ну, он лучше, чем был 5-6 лет назад, но еще до конца, конечно, не все осознают важность того, чем мы, в частности, занимаемся.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, давайте мы сейчас прервемся на одну небольшую рекламную паузу. Я напомню нашим слушателям: можно задать любой вопрос, который касается этого действительно очень перспективного, интересного на данный момент в России бизнеса. 5533 – номер для ваших SMS-вопросов, вопросы должны начинаться на русскую букву "Я". Можно воспользоваться сайтом: www.finam.fm. Денис Берлев у нас сегодня в программе, управляющий партнер компаний "Cantina City" и "City Catering".

А мы давайте после небольшого перерыва затронем вот такой момент. Представьте, сейчас кто-то очень близкий вам родственник с определенным количеством денег – мы сейчас, кстати, уточним, сколько денег нужно для того, чтобы стартовать такой бизнес – приходит к вам и говорит: "Слушай, я хочу в этот растущий перспективный рынок сейчас вложиться". Что бы вы ему посоветовали, и какие первые шаги ему нужно предпринять? Ну, и сколько что стоит? Вот по этим моментам давайте обязательно пройдемся – такой минимальный, начальный мастер-класс у Дениса Берлева. Через минуту вернемся в студию "Финам FM".

Реклама.

ЛИХАЧЕВА: И снова доброе утро. Денис Берлев у нас сегодня в программе, управляющий партнер компаний "Cantina City" и "City Catering". Еще раз доброе утро, еще раз спасибо за то, что к нам сегодня приехали. Итак, Денис, представьте: приходит к вам ваш родственник или лучший друг и говорит: "Хочу вложиться в этот рынок, хочу заниматься и мне интересно, хоть и опыта нет. Но я найму грамотных людей. Вот есть деньги". Сколько, кстати, денег нужно для того, чтобы…

БЕРЛЕВ: Мы сейчас этот вопрос затронем.

ЛИХАЧЕВА: Так. И вообще, что нужно, и какую нишу вы бы посоветовали? Начинаем с ниши. Куда ему ринуться, чтобы не прогадать? Самое перспективное направление.

БЕРЛЕВ: Это, кстати, не гипотетический вопрос – часто приходят, часто спрашивают. У нас есть отдельное консалтинговое подразделение, мы даже попытались формат франчайзинга продвинуть в регионы, поскольку сами не готовы оттуда выступать, а обращений много. Мы разделяем очень четко два таких понятия, как бизнес и ремесло. Ремесло в хорошем смысле слова. Если человек сам готов посвятить себя на 100%, свое время, свои деньги, свою энергию этому бизнесу – welcome, это нормально. В чистом виде, как пассивный инвестор, с наемным сотрудником – вообще не тот бизнес, однозначно. Слишком много искушения для всех сотрудников чего-нибудь присвоить, слишком много можно заплатить за одну маленькую ошибку на входе, то есть очень много нюансов, в которых нужно постоянно вариться и крутиться.

ЛИХАЧЕВА: То есть если хотите пойти – нужно быть готовым к тому, чтобы заниматься самому.

БЕРЛЕВ: Если это ремесло. Однозначно. На самом деле, очень разные есть форматы. Самый дешевый и простой способ и хороший, благодарный рынок на сегодняшний день, наверное – мы этим не занимаемся, – но это эконом-формат, доставка готовых обедов. Там вообще, по сути, можно хоть на домашней кухне что-то готовить и возить. Сделал сайт, скинул всем спам и, в общем, 10 обедов ты продашь однозначно.

ЛИХАЧЕВА: Конкуренция же там какая-то невероятная?

БЕРЛЕВ: Она не выше, чем у пластиковых окон, у железных дверей и так далее. То есть если ты готов этим заниматься – можно. Нет такой ниши, которая наглухо закрыта. Это открытый рынок, это совершенно понятные правила, все понимают, что такое вкусно, что такое – нет. Это никаких высоких технологий, по сути дела. И на том уровне, на котором это делается сегодня на этом рынке – точно можно войти и очень неплохо кусочек отъесть у текущих операторов. По сути дела, объем вложения может начинаться от 2-3 тысяч долларов. Было бы желание, что называется. Если говорить про бизнес – тогда, как и в любых других индустриях, здесь есть понимание, что ты делаешь, с каким горизонтом вхождения в этот рынок, в этот бизнес и чего ты хочешь иметь через 3-5 лет, через 10 лет. Это очень важный вопрос. Поскольку, если мы говорим про бизнес с интересными объемами для того, чтобы это стал бизнес на продажу, на акционирование, привлечение инвестиционного венчурного капитала, то понятно, что минимальный объем планируемого бизнеса сегодня должен быть не меньше миллиона долларов – я имею в виду оборот. Соответственно, вложения, которые могут для этого потребоваться – они похожи на первоначальный годовой оборот, то есть если говорить про оснащение серьезной столовой, там, на 500-1000 человек с правильным проектом, с ремонтом, с отделкой, с оборудованием и так далее, то объем вложений легко может достигать миллиона долларов.

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, ну это же не очень много – оборудовать на 500 человек целое производство, где все будет вариться, жариться и подаваться, то есть оборудовать весь зал. Наверняка там еще какие-то вложения – зарплаты на первый год и так далее – все это стоит около миллиона долларов?

БЕРЛЕВ: Я думаю, что можно на эту цифру ориентироваться.

ЛИХАЧЕВА: И через сколько может это все отбиться?

БЕРЛЕВ: Проблема в том, что может никогда не отбиться. Риски этого бизнеса таковы, что если ты сильно увязаешь в одном каком-то проекте, а он в итоге – особенно это касается новых бизнес-центров… не секрет, что во время кризиса часть бизнес-центров была заложена в банках, был передел какой-то собственности, смена акционеров, арендаторов, а корпоративная столовая сегодня, как правило, не имеет входа с улицы, это закрытый контур для оказания услуг ограниченному кругу лиц и, в общем, в этом и есть риск, собственно. Ты очень сильно привязан к загрузке бизнес-центра, ты привязан к тому, полюбили тебя арендаторы или нет – и это, в общем, для нового неспециалиста довольно высокий риск.

Немного компаний, которые вошли по одному, по два бизнес-центра – взяли и хорошо развились. К сожалению, обратных примеров больше. Особенно, когда есть пассивный инвестор, давший денег наемному менеджеру – успешно бюджет осваивается, как правило, и через год-полтора к нам приходят собственники здания и говорят, что компания обанкротилась, разорилась.

ЛИХАЧЕВА: То есть имеет смысл сразу сетью, чтобы не привязываться к одному-двум проектам, а именно так, как вы делаете, да?

БЕРЛЕВ: Я думаю, что имеет смысл рассмотреть такой вариант: если хочется куда-то вложить свои деньги, то, конечно, проще приобрести какой-то готовый стабильный бизнес, уже работающий, с понятным объемом продаж, с понятной рентабельностью – не нужно это делать на заемные и последние деньги. Знаете, как в казино – нельзя играть на последние деньги. То есть это однозначно не тот вид бизнеса, куда стоит в омут с головой.

ЛИХАЧЕВА: То есть слишком великий риск, да?

БЕРЛЕВ: Однозначно, да.

ЛИХАЧЕВА: А вы на себя намекаете, то есть что-то у вас можно приобрести в смысле готового бизнеса?

БЕРЛЕВ: Я на себя не намекаю. Наоборот, мы сегодня сами готовы купить какой-то успешный параллельный бизнес. Я говорю о том, что бы я посоветовал людям, у которых вдруг накопились 100 миллионов долларов. С нуля самому нанимать персонал и искать проекты – слишком много трудозатрат, времени и рисков на это уйдет.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. Настолько же перспективная ниша, как корпоративные столовые, которыми вы занимаетесь – на ваш взгляд, какая еще? Вот с настолько же радужными перспективами на ближайшие годы.

БЕРЛЕВ: Не связанное с общественным питанием?

ЛИХАЧЕВА: Связанное.

БЕРЛЕВ: Мы, собственно, параллельно им и занимаемся – это банкетное обслуживание и, как дополнительный сегмент – по сути, это связанный бизнес – это доставка. То есть потенциал доставок очень высок, на сегодняшний день успешные хорошие ресторанные сети добиваются 20-30% прироста оборота за счет доставок и это, кстати, как раз тот бизнес, который не требует серьезных дополнительных капитальных вложений. То есть уже имея в распоряжении своем какое-то пищевое производство – это можно развивать как дополнительный параллельный бизнес, и это неплохо работает.

На сегодняшний день рынок тоже довольно насыщен, но хороших качественных профессиональных игроков на самом деле не так много. Если говорить про качественных корпоративных клиентов, то, честно говоря, у них выбор ограничен пальцами одной руки. То есть на сегодня 2-3-4 профессиональных компаний, которые в формате такого экспресс-кейтеринга готовы организовать доставку, там, приличного обеда на 5-7 человек. Их на самом деле очень мало.

ЛИХАЧЕВА: Странно, почему? Есть же спрос? Ну, хорошо – он провис в кризис очень серьезно, но сейчас же он как-то восстанавливается?

БЕРЛЕВ: Ниша своеобразная, то есть ею нужно аккуратно, внимательно заниматься, какие-то деньги возможно инвестировать на первом входе, наняв дополнительный персонал, организовав call-центр, отработав какие-то новые технологии по сохранению качества еды. То есть не все готовы на этом заморачиваться, и, в общем-то, этим пользуются… те, кто присутствует на рынке, в общем, довольно активно растут. Есть у меня в распоряжении статистика, которая говорит о том, что данный рынок растет серьезными темпами, не меньше чем стационарный кейтеринг.

ЛИХАЧЕВА: А от ваших объемов сколько, вот "City Catering", именно вот эта вот доставка, она сколько составляет процентов?

БЕРЛЕВ: На сегодняшний день банкетное обслуживание занимает в зависимости от сезона от 10 до 15% объема продаж, что очень неплохо, поскольку это просто дополнительный доход. То есть это не требует от нас дополнительных каких-то вложений, это не требует бесконечных каких-то поисков новых площадок, еще чего-то – то есть это в принципе услуговый бизнес, который базируется на основном, стационарном, и он хорошо, успешно развивается.

ЛИХАЧЕВА: Если мы будем говорить о "Cantina City", о "City Catering" мы еще поговорим во второй части программы, если мы будем говорить о "Cantina City", вот об этом именно бизнесе – его главная специфика в чем?

БЕРЛЕВ: Главная специфика корпоративной столовой, что, в принципе, сильно отличает его от ритейловских ресторанов – это все-таки услуговый бизнес. Поскольку надо понимать, что, как правило, у белого воротничка, работающего в определенном офисе, у него на самом деле, обычно даже нет выбора. То есть оператор столовой, обычно один, редко бывает в бизнес-центрах когда их два, либо рядом есть какой-то торговый центр с фуд-кортом, но это нельзя есть на фуд-корте каждый день – все это понимают.

Соответственно есть специфика взаимоотношения, уже другая, то есть когда человек понимает, что у него особенно нет выбора, он по-другому реагирует, он более придирчив, и потом, можете по себе, наверное, судить, когда у тебя изо дня в день одно и то же, какое хорошее бы оно ни было, оно надоедает. И основное отличие от ресторанов в том, что у нас меню меняется каждый день. То есть рестораторы поймут, о чем я говорю, то есть смена меню в ресторане, ну это максимум раз в сезон, в три месяца – это два-три блюда новых. А у нас бесконечный поток новых блюд, бесконечная работа технолога, калькулятора, которые все время чего-то прорабатывают, все время что-то внедряют. Активная работа с шеф-поварами в компании, потому что каждое новое блюдо должно быть, помимо того, что оно должно быть вкусное, оно должно быть стабильное по качеству и стандартное – мы не можем сделать одно получше, покрасивее, а второе попроще, и так далее. То есть, должен быть стандарт, и в размере, и в качестве, и в цвете, и во вкусе, и так далее.

Соответственно, это серьезная специфика, вы сами знаете по ритейл-концепциям какого-то фастфуда – у них там один бутерброд, один салат они выводят, у них целое событие, а нас это ежедневный процесс. То есть, это бизнес, характеризующийся со скрытой такой, серьезной напряженностью.

ЛИХАЧЕВА: С одной стороны стандартизация, а с другой стороны разнообразие, да?

БЕРЛЕВ: Стандартизация, все-таки отличающаяся от уличного фастфуда. Там можно стандартизировать довольно понятный объем вещей, и он работает всегда, а у нас все-таки услуговая область, которая подстраивается каждый раз под клиента – у всех свои какие-то потребности, и, к сожалению, не удается родить какой-то уникальный стандарт, который бы всем подошел.

ЛИХАЧЕВА: Ежедневно обновляющийся стандарт – вот так.

БЕРЛЕВ: Можно так сказать, да – стандарт, но ежедневно новый.

ЛИХАЧЕВА: А сколько сейчас столовых у вас в сети?

БЕРЛЕВ: Более двадцати.

ЛИХАЧЕВА: Более двадцати. Можем мы, например, озвучить обороты вот такой компании, ну скажем – от-до. То есть может в силу закрытости этого рынка, компаний, которые на этом рынке работают, может, не буду спрашивать о ваших личных оборотах, вашей компании, но вот вилку...

БЕРЛЕВ: Чтобы понять вообще масштаб бедствия, можно сказать, что мы сегодня кормим порядка 15 тысяч человек в день, и вот это, конечно, напряженный бизнес – понимаешь, что каждый день, что бы ни случилось, к тебе придет 15 тысяч придирчивых голодных ртов. Мы всех любим, все очень здорово, но как бы это все-таки серьезный процесс. Но по объему продаж уже можно там посчитать, не сложно – средняя стоимость обеда до двухсот рублей сегодня, поэтому вот…

ЛИХАЧЕВА: А рентабельность сколько может составлять? Давайте при, скажем, наихудшем раскладе, и наилучшем.

БЕРЛЕВ: При наихудшем – ее нет, она отрицательная…

ЛИХАЧЕВА: Да, вы это уже говорили, что, в общем, может и не окупится.

БЕРЛЕВ: Да. Ну, мы можем говорить про маржинальность, наверно, да? А не про прибыльность.

ЛИХАЧЕВА: Да, давайте.

БЕРЛЕВ: Маржинальность объектная, конкретно взятой столовой, она находится на уровне где-то 10%, иногда 15%. То есть у нас бизнес низкомаржинальный, но с другой стороны…

ЛИХАЧЕВА: Это для России низкомаржинальный, для другой страны это очень нормально.

БЕРЛЕВ: Мы говорим про объектную прибыль. Нет, есть опыт у иностранных наших коллег, который говорит, что них примерно такой уровень, на самом деле, доходности объектной. У всех разные системы налогообложения, разный подход к нормам каким-то расходов на персонал-продукты, но маржа примерно вот такая. Но если понимать, что, например, аренда составляет у них 2, у нас 20, то понятно, что нам приходится намного труднее, свою эту маржу зарабатывать, в общем, и делится.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, а прибыль до налогообложения мы можем озвучить подобного рода компании?

БЕРЛЕВ: Прибыль до налогообложения? Ну, если маржинальность от объекта будет средняя где-то 10-15%, то прибыль до налогов – 5-10%.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, спасибо за исчерпывающий ответ. Можно задавать вопросы, любые, которые касаются и специфики этого бизнеса, и ведения этого бизнеса, и вхождения в этот бизнес. 5533 – номер для ваших SMS-вопросов. вопросы должны начинаться на русскую букву "Я". Можно воспользоваться сайтом www.finam.fm. Через три минуты мы вместе с Денисом Берлевым, управляющим партнером компании "Cantina City" и "City Catering", вернемся в студию "Финам FM".

Новости.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Денис Берлев у нас сегодня в программе – человек, который, в общем, как раньше говорили, в общепите, а сейчас это называется… как это, кстати, сейчас общим словом называет? Рынок питания?

БЕРЛЕВ: Я думаю, что если говорить неформально, то это, наверное, рынок кейтеринга, правильно говорить. Поскольку кейтеринг – это в любом случае "food provision", обслуживание едой. Он делится на какие-то сегменты, и в общем, прекрасное, кстати, слово – общественное питание, оно мне до сих пор нравится.

ЛИХАЧЕВА: В общем, чуть ли не всю жизнь вы работаете на этом рынке. Денис Берлев – управляющий партнер компании "Cantina City" и "City Catering". Еще раз доброе утро, еще раз спасибо за то, что приехали. Давайте буквально вот несколько вопросов, которые прислали: "Насколько востребованы кейтеринг и банкеты после кризиса?"

БЕРЛЕВ: Вы знаете, востребован. Тот сегмент, в котором мы находимся – это бизнес-обслуживание и довольно большая доля рынка – это обслуживание конференций, тренингов, обучающих каких-то историй для крупных западных клиентов. Они их практически не сокращали в момент кризиса, иногда даже увеличивали для того, чтобы успешно его преодолеть. Поэтому мы не сильно просели с точки зрения корпоративного обслуживания – меньше частных клиентов стало, меньше стало именно праздничных мероприятий, но в целом, объемом мы были довольны даже во время кризиса.

ЛИХАЧЕВА: Вы купили кого-нибудь из разорившихся товарищей в кризис?

БЕРЛЕВ: Мы – нет.

ЛИХАЧЕВА: А вообще, в принципе?

БЕРЛЕВ: Вообще, были сделки на рынке, довольно известные компании, более…

ЛИХАЧЕВА: Приобретали более слабых игроков.

БЕРЛЕВ: Приобретали более слабых игроков, да, это была тенденция такая. Она не была такая яркая, как в других областях бизнеса – в нашем бизнесе была поспокойнее ситуация, но в целом, факты есть.

ЛИХАЧЕВА: То есть, рынок, в принципе, до сих пор становится все более таким, консолидированным, более такие…

БЕРЛЕВ: Рынок становится намного более консолидированным. На сегодняшний день, буквально, опять же, можно по пальцам пересчитать наших конкурентов, и, в общем-то, появления каких-то новых серьезных игроков, сегодня мы пока не видим. И не видим для этого предпосылок по двум причинам, во-первых – ограниченность ресурса рабочей силы профессиональной, грамотных кадров, во-вторых – высокая очень доля корпоративных расходов, то есть, чтобы грамотно управлять большой сервисной компанией, нужен большой, достаточно большой head-office, который стоит дорого. Органический рост, по сути дела, будет требовать огромного финансирования, накладных издержек, и сегодня это является довольно серьезным сдерживающим фактором для появления новых сетевых игроков.

ЛИХАЧЕВА: Скажите, а вы вообще между собой договариваетесь вот на этом рынке? Если не так много игроков, то это… ну, на первый взгляд кажется, что, в общем, эти немногие игроки, могли бы собираться между собой и о каких-то вещах договариваться. Ну, по крайней мере, не сильно демпинговать в кризис, как на некоторых рынках делали, а потом сами на этом и обожглись. То есть какие-то есть у вас ассоциации? Я не знаю, там какие-то собрания…

БЕРЛЕВ: Мы знаем друг друга лично, первых лиц крупных компаний, в том числе и западных. В принципе, ни о каком, конечно, корпоративном сговоре речь никогда не идет, но периодически какие-то встречи кулуарные для обсуждения насущных проблем, они, конечно, есть – без этого никуда не деться. И, в общем, в какой-то момент это стало более часто, в период кризиса – обсуждали какие-то вещи, какие-то параметры, то есть как себя вести с зарплатой персонала, какие размеры актуальны, оптимальны. Что делать, скажем, со зданиями, где довольно высокая аренда, и кому это интересно, кому нет. Что делать с поставщиками продуктов, которые требуют новых условий в связи с кризисом по оплатам, сокращением отсрочек за поставки продуктов. Ну, какие-то вещи… скорее, это не было, не носило характер каких-то договоренностей – это носило характер дискуссии, так сказать.

ЛИХАЧЕВА: А сейчас какой может быть самый популярный предмет беседы вот в таких личных контактах на этом рынке, среди первых лиц?

БЕРЛЕВ: Вы знаете, как это ни странно, но на сегодняшний день темы-то основные, они не изменились.

ЛИХАЧЕВА: Все то же самое, да?

БЕРЛЕВ: Да, не появилось больше профессионального персонала, не появилось новых схем работы с поставщиками, не появилось много девелоперов, желающих отдать площади бесплатно или дешево… ну, в общем, по сути, все те же проблемы, просто они немножко под разным углом все время рассматриваются. Когда кризис проходит, острота вот этих болевых моментов скрашивается, наступает такая ремиссия, и, в общем, больные жалуются меньше. Но в целом…

ЛИХАЧЕВА: Продолжают жаловаться.

БЕРЛЕВ: Продолжают жаловаться, конечно.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. Еще вопрос от Алины: "Как договариваетесь с девелоперами и на какой стадии?"

БЕРЛЕВ: Вы знаете, вопрос правильный – мы пытаемся договариваться с девелоперами на стадии проекта котлована. Зачастую, сегодня девелоперы поступают таким образом – они нанимают какую-то подрядную проектную организацию, которая им делает по советским нормам и стандартам какой-то блок общепита, в итоге входит в экспертизу с существующей такой вот технологией, а потом, практически уже построив, пытаются понять – реально ли это вообще, приспособлено ли это к жизни. Таких много очень проектов, отсюда бывает либо вообще не запроектированные столовые, либо запроектированы огромные, гигантские площади в два-три раза превышающие то, что реально нужно оператору сегодня на рынке, и в итоге, приходится… каждый проект особенный в этом вопросе. То есть иногда удается на ранней стадии войти и начать выстраивать концепцию обслуживания питанием так, как это правильно, иногда приходится брать то, что есть и приспосабливать уже к своим каким-то нуждам.

ЛИХАЧЕВА: Скажите, пожалуйста, а есть ли… ну, я точно знаю, что есть, большое ли их количество, вот на ваш профессиональный взгляд, столовых, которые вообще, в принципе, не имеют права находиться в этих зданиях по санитарным нормам, то есть они, в общем-то, нелегальны – ну, нельзя. То есть настолько здание не приспособлено, и приспособить его, в общем, по нормам, нет никакой возможности, но они все равно там находятся.

БЕРЛЕВ: Нет, небольшой процент. На сегодняшний день, в тех условиях, в которых существуют владельцы зданий, они обычно не идут на такой риск, потому что понятно, что подписать контракт, посадить арендатора, даже не важно, что это оператор питания, все равно сделка до этого… это бизнес – если вдруг у тебя, оказывается, нет прав на то, чтобы такую разрешенную деятельность по договору человеку предоставить, ты же сам и страдаешь, как арендодатель. Как правило, эти риски очень взвешиваются, и таких вот совсем нахальных предприятий, которые вот в нарушение всех норм таких, сегодня практически нет в Москве.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. По поводу персонала – для вас это тоже больной момент?

БЕРЛЕВ: Ну, как для всей службы сервиса, вообще бизнеса сервисного в России, я думаю.

ЛИХАЧЕВА: Как и для всех производителей, необязательно сервиса.

БЕРЛЕВ: Производители, все-таки, вы знаете, я хочу сказать, что сервисный сотрудник отличается от производственного – наши, они сервисно-производственные, они должны хорошо приготовить, что-то сделать, и все-таки еще пойти улыбнуться при этом, да? И как бы наша задача в том, чтобы все-таки людей учить тому, что нужно, да – нужно правильно мыть полы, мыть посуду, жарить котлеты, но при этом у нас основная-то задача сделать счастливым наших клиентов, посетителей. Поэтому в этом плане, конечно, когда рабочий стоит на станке, работает там, на заводе, да – к нему высокие требования квалификационные, но его, хотя бы его никто не заставляет…

ЛИХАЧЕВА: При этом улыбаться

БЕРЛЕВ: Гладить каждый день униформу, да, и улыбаться бесконечно. Все-таки я считаю, есть различие, и специфика сильная, довольно сильная. Даже там, скажем, те же повара, которые работают в ресторане, их же не видно, они у себя на кухне, что они делают, как они выглядят, как они говорят, как двигаются – это не видно. У нас контакт с клиентом, причем массовый, большой…

ЛИХАЧЕВА: Что называется – на раздаче люди вот эти вот стоят, да?

БЕРЛЕВ: На раздаче люди стоят, на анимационных станциях что-то жарят, парят, варят, суши или еще что-то… все равно, это всегда контакт, это общение, и сегодня, в нашем бизнесе – это, пожалуй, основная специфика.

ЛИХАЧЕВА: Ну и как? Улыбаются они у вас?

БЕРЛЕВ: Улыбаются.

ЛИХАЧЕВА: Как вы их заставляете улыбаться?

БЕРЛЕВ: Это система – система обучения многоуровневая, которая… люди проходят вводные ориентирующие тренинги, в которых разъясняется, что все-таки жарить котлеты важно, но улыбаться тоже важно. И постоянные тренинги, аттестации и различные мотивационные программы…

ЛИХАЧЕВА: А как вы их мотивируете? Вот многие говорят, что люди российские часто деньгами не мотивируются.

БЕРЛЕВ: Это правда, но, во-первых – у нас не все сотрудники российские…

ЛИХАЧЕВА: Вы по более распространенному пути пошли в России? Понятно.

БЕРЛЕВ: Ну, он на самом деле путь нормальный-то, трудовая миграция – это всемирная практика, и от нее, в общем-то, никуда не деться.

ЛИХАЧЕВА: То есть они мотивируются.

БЕРЛЕВ: Они мотивируются. И, в общем, на самом деле, и российские мотивируются, но мотиваторы какие? Что в любом случае, сказать человеку, что он хороший или самый хороший в коллективе, это же всегда приятно, и это работает на всех уровнях, на самом деле.

ЛИХАЧЕВА: Да? А, тем не менее, текучка какая у вас?

БЕРЛЕВ: Вы знаете, небольшая. У нас есть сотрудники, которые работают с открытия компании, с основания, и это для меня очень хороший знак. У нас такая политика, мы держим зарплаты чуть выше рынка – на 5-10%, и это себя очень оправдывает, потому что человек перестает метаться в поисках нового места работы за тысячу рублей больше, в общем-то, и у него там отпадает необходимость бесконечно мониторить, что происходит в соседнем заведении. В общем, да – у нас довольно высокий расход на персонал по сравнению со старшими коллегами, но, в принципе, это позволяет нам добиться, с другой стороны, большей эффективности. Потому что каждый новый сотрудник, это новые руки, которые нужно научить держать нож, сказать, что где лежит, и это занимает время, и не все в итоге "обучабельны". И поэтому сохранить старого сотрудника и его чему-то научить, в итоге он будет работать… два старых как три новых. И, по сути, на круг производительность, она получатся даже эффективнее, по опыту.

ЛИХАЧЕВА: "Какие затраты на оборудование, и покупали ли вы когда-нибудь оборудование б/у?" – тут спрашивают.

БЕРЛЕВ: Вы знаете, у нас есть такое, одно из направлений развития – это заход на объекты существующие, и смена оператора существующего, конечно, приходится покупать то оборудование, которое уже стоит на кухне, поскольку смена его, это несколько месяцев – демонтаж, новые инженерные коммуникации, заказ нового оборудования. Это очень сложно.

ЛИХАЧЕВА: То есть работаете на том, что есть.

БЕРЛЕВ: Работаем на том, что есть, постепенно это дорабатывая, модернизируя. Есть опыт, нормальный опыт – работаем с профессиональными сервисными компаниями, которые в процессе, без закрытия производства, что-то дорабатывают, налаживают, ремонтируют, и процесс бесконечный, естественно. Ну, заказ нового оборудования – это, конечно, всегда приятнее, можно выбрать то, что тебе нравится, спроектировать, как тебе нравится, но реалии нашего рынка таковы, что не всегда это можно сделать.

ЛИХАЧЕВА: Помните, когда мы говорили с вами о такой стандартной столовой в бизнес-центре, допустим, на пятьсот человек. Вы говорили, что примерно один миллион долларов нужно вложить, 20% в нашей реалии это аренда, а вот оборудование – сколько процентов?

БЕРЛЕВ: Я думаю, что хорошая столовая, правильно оборудованная, оснащенная профессиональной мебелью и всем прочим необходимым инвентарем может достигать где-то 300 тысяч долларов легко.

ЛИХАЧЕВА: А остальные 500 тысяч куда идут?

БЕРЛЕВ: Ну, это расходы на персонал, который ты должен будешь нанять заранее, это проектные работы, это ремонтно-строительные работы. Сегодня отделка предприятия общественного питания под ключ обходится под тысячу долларов за метр квадратный, а иногда и больше, поэтому…

ЛИХАЧЕВА: Ничего себе.

БЕРЛЕВ: Да, высокая насыщенность инженерными коммуникациями. То есть количество точек подключения по электричеству, воде, канализации, мощность вентиляции такова, что это намного затратнее, чем торговая площадь или офисная площадь.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. Прежде чем мы с вами прервемся на рекламную паузу, ответьте, пожалуйста, на такой вопрос – какой самый большой ужас у этого бизнеса? Для вас, лично.

БЕРЛЕВ: Самый большой ужас моего бизнеса – наверно в том, чтобы потерять к нему интерес, во все остальном все контролируемо…

ЛИХАЧЕВА: Ужас, но не ужас-ужас.

БЕРЛЕВ: Нет, не ужас-ужас.

ЛИХАЧЕВА: Понятно.

БЕРЛЕВ: Все возможно.

ЛИХАЧЕВА: А были у вас уже такие моменты, когда вы теряли интерес?

БЕРЛЕВ: Я, нет. Я вот пять лет уже этим… с тридцати лет, пятый год жду, когда начнется кризис среднего возраста, но он что-то не приходит, и, в общем, понятно, что наверно, от того, что всегда есть чем заняться и некогда думать о глупостях. Я люблю свою работу, в этом плане все хорошо.

ЛИХАЧЕВА: Давайте прервемся на одну минуту, потом поговорим, действительно, о вас, как о бизнесмене – что вас сформировало, есть ли в вашем деле проф… знаете, такая профдеформация, если она есть, то каким образом она меняет ваш бизнес, человека, и если вы изменились, то как? Буквально через одну минуту, с Денисом Берлевым мы вернемся. Денис Берлев – управляющий партнер компании "Cantina City" и "City Catering".

Реклама.

ЛИХАЧЕВА: И еще раз доброе утро. Денис Берлев сегодня в программе, управляющий партнер компаний "Cantina City" и "City Catering". Еще раз доброе утро. Прежде чем мы с вами продолжим ту тему, которую обозначили до новостей, тут интересный вопрос пришел от Александра: "Мой дядя года полтора работал в одной из столовых в бизнес-центре. После этого вообще никогда не пользовался общепитом. Говорит: "Не могу, после того, что увидел там"". Как вы думаете, почему?

БЕРЛЕВ: Это вот к вопросу о психологической деформации собственников столовых. Наша компания, наверное, одна из немногих компаний, которая не ругает управляющих и шеф-поваров за списание продуктов, потому что все-таки ротация продуктов, безопасность пищи у нас в компании это, в общем, наверное, позиция №1. У нас есть свой санврач в компании, который бесконечно что-то проверяет, тестирует. Мы все время сдаем продукты в лаборатории, все время составляем какие-то пробы. В общем, мы сходим по этому с ума. И, в общем-то, я с этим вопросом не первый раз сталкиваюсь, многие спрашивают: "А вы едите в своих столовых?" – мне задают вопрос. Да, я ем в своих столовых все время, каждый день.

ЛИХАЧЕВА: А в других вы едите?

БЕРЛЕВ: А в других…

ЛИХАЧЕВА: В ресторанах?

БЕРЛЕВ: Вы знаете, приходится. И мои подчиненные все время меня подкалывают, говорят: "Сколько ты будешь над собой ставить эксперименты?" Иногда эти эксперименты плохо заканчиваются, честно скажу, потому что я знаю одного управляющего, которая приходила к нам наниматься на работу, и она как свое достоинство продавала, что у нее списание продуктов было нулевое на ее объекте, где она работала. Всем понятно, что невозможно приготовить ровное количество котлет – 1101 – чтобы их продать сегодня и не выкинуть на завтра. И этот соблазн, конечно, для переработки вторсырья, так скажем…

ЛИХАЧЕВА: Потом эти котлеты, что там, допустим, перетирают, делают из них лазанью, например?

БЕРЛЕВ: Ну что угодно, куда-то, да, что-то с ними делают, куда-то их все время пытаются засунуть, что-то заморозить, в общем…

ЛИХАЧЕВА: Пельмени сделать из них.

БЕРЛЕВ: Ну, что-то, да. Я не знаю, я не могу дать рецепты правильные, к сожалению, это не ко мне. Но что-то, наверное, есть, да. Мы этого точно не делаем, в общем, и своим коллегам не советуем.

ЛИХАЧЕВА: Естественно, кто ж скажет.

БЕРЛЕВ: Потому что риски колоссальные, то количество людей, которое мы обслуживаем – это не приведи, господь. Это не будет один человек пострадавший, это будет такая химическая война сразу. Поэтому…

ЛИХАЧЕВА: А вы сами сильно изменились, вот работая именно в этом бизнесе? Каким образом меняет ваш бизнес человека? В данном случае – вас.

БЕРЛЕВ: Вы знаете, наверное, первый был такой психологический и личностный напряг, так скажем, когда мы все-таки осваивали инвестиционные средства, у нас один из партнеров, которого мы привлекли на этапе активного роста, был инвестор, и ответственность за чужие миллионы долларов, конечно, немножко вправляет мозги. Потому что ты понимаешь, что это серьезные суммы тебе доверили, на тебя рассчитывают.

ЛИХАЧЕВА: В каком смысле "вправляет мозги"? Вы стали более ответственным, более нервным, каким?

БЕРЛЕВ: Более осмотрительно, более аккуратно, более расчетливо, более консервативно, потому что когда ты на свои – ого-го! А когда чужие все-таки, наверное, знаете, как: брать чужие на время, а отдавать свои и навсегда. Поэтому, в общем, надо аккуратно и осмотрительно.

И второй момент, конечно, социальная ответственность, потому что когда ты нанимаешь на работу 10, 15, 20 человек – это одно, а когда их 500 – это уже другое. И, в общем, ты понимаешь, что какой-то твой промах, ошибка может обернуться серьезными сложностями для большого очень числа людей. Это, конечно, тоже…

ЛИХАЧЕВА: А какой период из вашей предыдущей жизни, до того, как вы стали одним из партнеров "Cantina City" и "City Catering" потом, позднее, какой период вашей жизни вы бы обозначили как важный в вашей жизни для потом последующего ведения бизнеса?

БЕРЛЕВ: Вы знаете, в какой-то момент я начинал учиться вообще на инженера-строителя. И в итоге параллельно нужно было работать, соответственно, я устроился работать в отель, случайно (тогда это была модная история) я закончил курсы официантов и пошел работать в гостиницу. И вот этот опыт работы гостиничный, который у меня, в общей сложности, свыше пяти лет получился, он хорошо настраивает мозги, хорошо выстраивает понимание взаимодействия людей в команде и так далее, потому что отель – это такой механизм, организм такой, идеально отлаженный, причем круглосуточно работающий, что, в общем-то, очень хорошо видно, как вообще должно быть все устроено.

И поэтому отельные технологии, что касается общепита, что касается продаж, что касается сервиса, они где-то у нас, в наших бизнесах сквозят все время в итоге, в конце концов.

ЛИХАЧЕВА: Знаете, когда после программы я разговариваю с гостями программы "Они сделали это!", всегда спрашиваю: "Какие темы вам было бы интересно обсуждать?" Вот в последние полгода, я не знаю, честно говоря, с кем и с чем это связано, но гости говорят о том, что было бы интересно поговорить (мужчины, в основном) о том, как мотивировать своих собственных детей, может быть, даже с детства. И вообще, вот это взаимодействие бизнесмена, вечно проводящего все свое время на работе, со своими собственными детьми – это тема, которая… Если раньше она заботила в основном женщин, вот это совмещение карьеры или собственного бизнеса с детьми, это была тема в основном женская, то теперь она потихонечку становится и мужской. А для вас это тема?

БЕРЛЕВ: Однозначно. Я – отец двоих детей. И, в общем, тема очень близкая. И я хочу сказать, что вообще вот это наше поколение 70-х – у нас у всех дети 10-15 лет, и мы только сейчас понимаем, что, оказывается, с ними тоже надо было проводить время. Потому что когда ребеночку 3-5-6 – как-то все это сглаживается. А когда ребенок уже формируется как личность, у него свои какие-то проблемы, свои вопросы, и ты ему нужен, как старший товарищ, как друг, понятно, что нужно обязательно выбирать время и проводить его с ребенком.

ЛИХАЧЕВА: У вас нет ощущения, что вы что-то уже упустили все-таки? Вот 10 и 11 лет у вас, да, дети?

БЕРЛЕВ: Нет, у меня нет такого ощущения, потому что все-таки я считаю, что 10-11 – это еще не упущение. Может быть, где-то, в каких-то моментах я понимаю, что можно было, в ущерб, может быть, где-то какой-то работе, больше провести времени с детьми. Но, с другой стороны, я понимаю, что неуспешный отец – это, в общем-то, такой же, наверное, нехороший для парня, да и для дочки тоже, некий такой жизненный опыт, который так же плох, как и отец успешный и мало уделяющий времени.

Поэтому баланс нужен, не нужно только посвящать себя детям, не нужно только посвящать себя работе. Конечно, надо постараться найти баланс. И вот кто его нашел, на самом деле, эти люди – они по-настоящему счастливы. Потому что самореализация и на работе, и дома, этот баланс и гармония – они очень важны.

ЛИХАЧЕВА: А вы думаете, успешный отец мотивирует детей на их собственные успехи, честно если? Много таких примеров знаете?

БЕРЛЕВ: Вы знаете, я могу про своего ребенка говорить, ему приятно, он понимает, что материальные блага, которые позволяет иметь успех, они, в общем-то, приятны. И это, в общем-то, очевидно. Главное, чтобы ребенок в принципе не потерял смысл жизни – это самое страшное, когда человек не понимает вообще, зачем он живет. Но это не только детей касается, на самом деле, тема философская, глубокая.

В общем, если есть интерес к жизни у отца, и дети это видят, ну, и у матери, то, наверное, тогда, в принципе, этот интерес к жизни он все равно породит интерес еще к чему-то. Это может быть и работа, это может быть и не работа, а какая-то творческая самореализация, еще что-то. Но я думаю, что если прививать все-таки вкус к жизни, любовь к жизни, это обязательно породит какие-то хорошие результаты.

ЛИХАЧЕВА: А каким способом вы конкретно прививаете вкус и любовь к жизни? Такое эфемерное, в общем, понятие. Как его конкретно привить?

БЕРЛЕВ: Вы знаете, я общаюсь просто со своими детьми на равных, с ними все обсуждаю. Мы с ними проговариваем какие-то сложности, трудности мои, их и так далее. Говорим, почему хорошо сделать так, а не вот так. Никогда ничего не заставляю делать. В любом случае это принятие решения совместное; в любом случае это обоснование какое-то – почему это нужно. Потому что дети же, в силу того, что они не все видели, не все знают, им просто иногда кажется, что это самодурство родительское. А не все родители считают нужным это объяснять.

Зачастую, начинаешь общаться с преподавателями, с учителями, с другими родителями, они говорят: "Да нет, ну что, он маленький, он должен, он обязан". Вот надо и все, понимаете? Вот я не понимаю такой подход. Он никому ничего не должен, он такой же человек, у него есть свое мнение, свои желания, свои нежелания. И зачастую, вот это порождает закрытие, барьер между поколениями, барьер между здравым смыслом и отторжение всего вообще на свете, протест. Главное – вот этого избежать, мне кажется. Если есть диалог, если есть контакт, если ребенок понимает, зачем и что он делает, то, в большинстве случаев, он положительно реагирует. По моему опыту, по крайней мере.

ЛИХАЧЕВА: Вы ведь в разводе, да? Вот такая очень частая история, когда есть дети, но родители развелись по каким-то определенным причинам.

БЕРЛЕВ: Да, к сожалению.

ЛИХАЧЕВА: К сожалению, да. К сожалению, в России иногда мужчины, уходя из семьи, они как-то уходят и из жизни детей практически навсегда. Вот вы какой-нибудь дали бы такой вменяемый совет мужчине, который, например, хочет развестись, или женщина хочет от него уйти, но все-таки ему хочется остаться для ребенка или для детей своих все-таки близким человеком? Каких ошибок ему бы не понаделать в этой очень сложной ситуации?

БЕРЛЕВ: Вы знаете, я бы матерям дал совет, если честно.

ЛИХАЧЕВА: Давайте так.

БЕРЛЕВ: Контакт между ушедшим папой и оставшимися детьми, он на 99% идет все-таки благодаря и через мать. Если мать понимает, живя со своим ребенком каждый день, она знает, что ему интересно, куда он хочет сходить, что он хочет получить в подарок, если нет этой связи, контакта, то отцу с внешней стороны откуда-то, появляясь на час-два в неделю, выкраивая в своей безумной жизни, в том ритме эти часы, – они бесполезны.

У меня был отрицательный опыт, когда я пришел навещать своих детей, в очередной раз, а они не захотели с улицы вернуться домой, потому что с папой скучно дома. И я уже тогда говорю жене: "Ты мне хоть расскажи, чем они занимаются, чем они увлекаются". И этот момент на самом деле очень важен. Если мать правильно отдает себе отчет, переступая через злобу, через обиду, через понимание того, что она имеет какие-то претензии к этому человеку и так далее, понимает, что все-таки это – ради детей, то я думаю, что хороший результат будет в любом случае.

Отцу же тоже интересно, если он видит отдачу, реакцию, если есть контакт с ребенком, ему же очень интересно. Это же, на самом деле, очень увлекательно – воспитание ребенка. Это не менее увлекательно, чем построение бизнеса, на самом деле.

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, а как вы думаете, на чем ломаются у нас именно, в России, отношения между мужчиной и женщиной? В основном?

БЕРЛЕВ: В основном? Трудно сказать глобально, в целом, но я думаю, что здесь сложно выстроить партнерские отношения. В какой-то момент есть перекос в отношениях, полная ориентированность, например, одного из супругов внутрь семьи или наружу – она идет в диссонанс с тем, что у второго человека происходит. И этот барьер непреодолим.

Есть на рынке такая ситуация, когда спрос настолько низок, а ожидание продавцов настолько высоко, что рынка нет, потому что они не могут договориться. Вот то же самое в семье происходит, когда ожидания настолько разные у супругов, что нет вообще почвы для контакта.

ЛИХАЧЕВА: Точно.

БЕРЛЕВ: И тогда все – до свидания. Уже можно что угодно делать, что угодно говорить. Поэтому…

ЛИХАЧЕВА: Абсолютно с вами согласна. Меня тоже всегда удивляет, когда девочек ориентируют на то, что главное дело – это семья, их жизнь – это семья; а мальчиков ориентируют на то, что это успех. Я вот всегда думаю: а потом эти два человека встречаются – а как они вместе жить будут?

БЕРЛЕВ: Не будут они жить.

ЛИХАЧЕВА: У одного – одно главное дело, у другого – другое. А где точки пересечения?

БЕРЛЕВ: Нету, абсолютно.

ЛИХАЧЕВА: Нету.

БЕРЛЕВ: А посередине – дети, которые оторваны и оттуда, и отсюда.

ЛИХАЧЕВА: Да.

БЕРЛЕВ: В итоге.

ЛИХАЧЕВА: Ну ладно, не будем о грустном. Давайте о веселом.

БЕРЛЕВ: Давайте.

ЛИХАЧЕВА: У меня буквально еще два вопроса. Вы занимаетесь йогой. Для чего?

БЕРЛЕВ: Вы знаете, честно говоря, это неправильно, конечно, я воспринимаю это как гимнастику, потому что после 30 лет ты понимаешь, что позвоночник кривоват, и где-то что-то щемит и так далее. Я, в принципе, отношусь к йоге как к спортивной гимнастике. И стараюсь не заморачиваться на какие-то теоретические вещи. Положительный результат есть однозначно, чувствуешь себя… выше ростом стал на 2 сантиметра.

ЛИХАЧЕВА: Серьезно?

БЕРЛЕВ: Да, потому что позвоночник расправляется. Ну и плавание – гениально, потому что куда-то уходят все тревоги и волнения в прохладной водичке.

ЛИХАЧЕВА: Как только нырнул, да?

БЕРЛЕВ: Да-да.

ЛИХАЧЕВА: Понятно. Давайте прямо совсем последний вопрос, я, конечно, еще бы с вами посидела, но уже 10 практически.

БЕРЛЕВ: В следующий раз.

ЛИХАЧЕВА: Да, в следующий раз. Вопрос такой. Пожалуйста, в одно слово сформулируйте все ваши мысли, ощущения, поступки от последних 10 лет, прожитых в России?

Сначала давайте послушаем версию Александра Хрусталева, гендиректора и владельца компании "НДВ-Недвижимость". А потом – ваша версия, пожалуйста.

ХРУСТАЛЕВ: За последние 10 лет мы стали более цивилизованны. Цивилизация приходит в наше общество, и это приятно. Вместе с приходом цивилизации становится цивилизованной страна. Это, наверное, главный критерий, к чему мы должны стремиться.

ЛИХАЧЕВА: Ну вот, человек оптимистично смотрит вдаль. А вы?

БЕРЛЕВ: А я, вы знаете, постарался научиться любить Родину, независимо от своего отношения к государству. Вот так я, наверное, сформулирую.

По сути дела, много очень проблем, очень все сложно и так далее. Но мы понимаем, что жизнь продолжается, и продолжается она, кстати, в любом случае, в позитивном направлении, на мой взгляд. И я, наверное, так и детей своих воспитываю, и с коллегами, с партнерами так мы общаемся. В любом случае, Родина ни в чем не виновата. Поэтому давайте ее любить. И, собственно, все, что мы делаем, в итоге все равно на благо Родины, так или иначе. Это новые рабочие места, это какие-то интересные технологии, которые мы приносим сюда, это какие-то интересные события, которые мы обслуживаем в качестве банкетной службы, это приятные люди, с которыми мы общаемся по бизнесу. И, в общем, жизнь коротка, чтобы строить бизнес с неприятными тебе людьми, и поэтому нужно во всем искать, я считаю, позитивные моменты.

ЛИХАЧЕВА: Валить не собираетесь?

БЕРЛЕВ: Нет.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. Запишем, значит, "Родина". Родина – не есть государство, да? В скобочках так.

БЕРЛЕВ: Да. Любить Родину.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо.

БЕРЛЕВ: Правильно.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо вам огромное. Денис Берлев у нас сегодня был в программе, управляющий партнер компаний "Cantina City" и "City Catering". Новых вам проектов, приходите к нам еще, обязательно. Расскажете о том, что вы сделаете в ближайшее время.

Это была программа "Они сделали это!" С вами была Елена Лихачева. Прощаюсь с вами до завтра. Счастливо!

ВИДЕО программы смотрите ЗДЕСЬ>>

АУДИО запись программы слушайте ЗДЕСЬ>>

www.finam.fm/archive-view/3997/print/

Event, HoReCa, Есть мнение, Кейтеринг, Консалтинг, Публикации, Ритейл

Об авторе

Пользователь скромно умолчал о себе
Нет откликов на “«Они сделали это!»”

Оставить отклик